Николай Антропов — о переезде в НХЛ: я даже не знал, что такое драфт

Хоккей
/ КХЛ

Бывший казахстанский хоккеист Николай Антропов рассказал, при каких условиях попал в Национальную хоккейную лигу. На драфте 1998 года он был выбран в первом раунде под общим 10-м номером клубом «Торонто Мейпл Лифс».

«В моём случае я даже не знал, куда еду. За месяц или два позвонил агент и говорит: „Давай делай визу и поедем на драфт“. Что такое драфт? Слышал где-то, но не представлял себе, что это такое. Летом мы прилетели в Торонто, оттуда поехали в Баффало. Как проходит драфт? Просто на арене растапливают лёд, ставят столики, собираются люди. Практически полный стадион всегда, по 17-20 тысяч зрителей. Все они смотрят драфт, особенно первые три раунда. Это самое интересное, ведь выбирают будущее команды. Какие были эмоции? Приехал, сел на трибуны с агентами, ждал, смотрел.

Первым номером был Венсан Лекавалье, который играл в „Тампе“. Его вызвали, он вышел на сцену, пожал руку комиссионеру НХЛ Гэри Беттмэну, генеральному менеджеру, там человек 5-10 собирается. Затем надел кепку и майку. И так передо мной прошло девять человек. Слава богу, увидел, что нужно делать, когда выходишь на сцену.

Потом выбрали меня. Даже не слышал, как назвали моё имя. Агент толкает в бок: „Давай, иди“. Говорю: „Что вообще происходит?“ Всё было как тумане. Вышел на сцену, пожал руку Гэри Беттмэну, менеджменту. Надел кепку и майку, сфотографировались. Затем тебя отводят в помещение, где раздевалки. Этого не видят зрители и болельщики. Даёшь много интервью, особенно если выбрали в первом раунде. Ещё час-полтора проводишь в этих помещениях. У меня был переводчик. Куда я без английского? Практически всё она говорила за меня. Я даже не знал, что говорить.

Я ничего не понимал. В 16 лет попал в „Торпедо“, полтора года поиграл там. Потом поехал в „Динамо“, отыграл год там. Перед этим меня задрафтовали. Потом с „Динамо“ подписал контракт ещё на один год, потому что от „Торонто Мэйпл Лифс“ ничего не слышал. Уже в сентябре, когда мы отыграли третий или четвёртый предсезонный турнир, агент звонит и говорит: „Давай собирай вещи, тебя ждут в Торонто“. Мы были в Швеции. Пара динамовских маек, спортивный костюм, пара носков и кроссовки — это всё, что у меня было с собой.

Можно сказать, я убежал. Агент сказал никому ничего не говорить. Мне надо было встать в 12 ночи, за мной приехала машина, за шесть часов отвезли в Стокгольм. В семь утра улетел в Торонто. На следующий день я уже был в тренировочном лагере „Торонто Мэйпл Лифс“. У меня с собой была маленькая сумка, форма и спортивный костюм. Вот так я улетел в Торонто. Хотя целое лето ничего от них не слышал. В „Динамо“ был на первых ролях, выступал в первом-втором звене. Естественно, были хорошие условия. Подписал контракт с ними, чтобы не было неопределённости. После двух месяцев предсезонных сборов мне звонит агент и говорит: «В 12 ночи за тобой приезжает машина», — цитирует Антропова «Шайба.kz».

Источник: championat.com