Гран При Нидерландов

Гран При Нидерландов Автор: Эрвин Ягги

Немецкий фотограф Райнер Шлегельмильх на протяжении полувека работал в Формуле 1, создав сотни шедевров. Редактор голландской версии Motorsport.com Эрвин Ягги поговорил с легендарным фотографом о снимках, сделанных в Зандфорте

Райнера Шлегельмильха должен знать каждый настоящий болельщик Формулы 1. Даже если вам не знакомо его имя, вы почти наверняка видели его фотографии – за полвека в мире королевских гонок немец стал автором многих по-настоящему культовых снимков.

Нина Риндт, ждущая своего мужа Йохена на пит-лейне в Монце за несколько минут до того, как он попадет в аварию в «Параболике». Грэм Хилл, готовый запрыгнуть в кокпит своей машины за мгновения до старта очередного Гран При Монако, в компании своей супруги, дочерей и сына, будущего чемпиона мира Дэймона.

Пламя, вырывающееся из выхлопных труб Ferrari Стефана Йоханссона на тех же улочках Монте-Карло спустя десятилетия. Шлегельмильх умел останавливать время в самые драматичные моменты в истории гонок Гран При.

«Моим первым Гран При Нидерландов стала гонка 1963 года, – рассказывает Шлегельмильх. – Там по сути даже не было трассы, это были дорожки, продолженные рядом с Зандфортом, между дюнами. Позже там поставили ограждения, но в самом начале это была просто открытая площадка рядом с морем».

В 2020 году Зандфорт изменился. Вот как выглядит трасса сейчас:

  • Как «Зандфорт» готовят к Формуле 1: съемка сверху
  • Макс Ферстаппен проехал круг по «Зандфорту»: видео
  • Зандфорт в игре F1 2020: видео

Если верить Шлегельмильху, Зандфорт в первые годы был едва ли не идеальным местом для работы фотографов. «Там была холмистая местность, что всегда кстати, – вспоминает он, глядя на одну из собственных работ. – У нас были любимые повороты. “Тарзан” – один из них.

Пилоты тоже любили его, потому что его нужно было проходить в скольжении. На этом снимке Джеки Стюарт атакует изо всех сил. Типичная картинка для того времени. Прижимной силы у машин почти не было, и пилотам нужно было проходить некоторые повороты со сносом всех четырех колес».

Гран При Нидерландов

Фотографы и Джеки Стюарт, Tyrrell 003 Ford

Фото: Райнер Шлегельмильх

«В “Хунсеруге” [на фото вверху] фотографы могли стоять очень близко к машинам, – продолжает Шлегельмильх. – На одной из первых своих гонок я хотел делать снимки с эффектом рыбьего глаза, но таких объективов тогда еще просто не существовало. Так что я пробовал снимать через стеклянную чашу, наполненную водой. Стоя при этом примерно в пяти метрах от трассы.

Идея была в том, чтобы снять машину сквозь нее – и у меня даже была с собой рыба! Увы, полиция забрала меня оттуда еще до того, как я успел сделать хоть один кадр. Мне даже не дали установить конструкцию, потому что посчитали, что это будет опасно. Потом я уже не пытался – потому что полицейские, надо сказать, были не слишком дружелюбны».

В шестидесятых – да и десятилетиями после этого – фотографы имели привычку перебегать трассу прямо во время гонки. Но если сейчас подобный поступок привел бы к пожизненному лишению аккредитации, в годы, когда начинал снимать Шлегельмильх, это было нормой.

«После “Хунсеруга” трасса уходила наверх. Оттуда ты мог дать сигнал маршалу, что собираешься перебежать трассу. Они тогда смотрели на прямую, и если машин, приближавшихся к первому повороту, не было, то давали разрешение. Вся процедура занимала примерно 30 секунд – и это официально было разрешено! Конечно, сейчас о таком даже подумать страшно».

Впрочем, по современным меркам даже сама по себе съемка рядом с «Хунсеругом» считалась бы слишком опасной. Но тогда фотографов в этом опасном повороте было очень много. «Все любили эту точку, – говорит Райнер. – На самом деле внутри поворота было безопасно. Да, снаружи – с внешней стороны – стоять было рискованно, особенно, когда трасса была мокрой. Но так почти никто не делал».

Гран При Нидерландов

Жаки Икс, Ferrari 312B2, и Франсуа Север, Tyrrell 002 Ford

Фото: Райнер Шлегельмильх

«На “Нюрбургринге” в некоторых местах было опаснее, потому что там машины в буквальном смысле прыгали. Пару раз там мне было действительно страшно. По обе стороны трассы была трава, и мы ложились прямо на нее. Обычно машины пролетали прямо мимо нас, но во время гонки спорткаров в 1969 году я заметил, что Вик Элфорд поднимается к этому месту под углом.

Я успел отпрыгнуть в кусты, а он пролетел прям рядом – и приземлился уже за пределами трассы. После этого мы оба пошли искать друг друга, чтобы удостовериться, что все в порядке. В его книге, которую он написал десять-двадцать лет назад, он рассказывает про фотографа, которому очень повезло, что он в него не врезался. Это я».

К счастью, подобных случаев в карьере Шлегельмильха было немного. «В Монако, еще до того, как я начал работать в Формуле 1, одного фотографа убило колесом от машины. Мне кажется, нам повезло, что таких случаев было мало, – рассказывает Райнер, вспоминая еще одну трагичную историю. – Молодая девушка как-то отвернулась от трассы во время гонки спорткаров, и ее сбила машина Porsche. Она осталась жива, но ее парализовало, и в итоге спустя год она совершила самоубийство. Но это, пожалуй, единственная история, которая произошла за время моей работы в гонках. Всем остальным везло. Мне в том числе».

Гран При Нидерландов

Трехкратный чемпион Формулы 1 Джеки Стюарт и его жена Хелен

Фото: Райнер Шлегельмильх

Если возвращаться к «Зандфорту», то особенно горд херр Шлегельмильх картинкой, запечатленной в 1969 году под подиумом гонки, которую выиграл Джеки Стюарт. «Джеки победил даже несмотря на то, что выступал в лангетке на правой руке из-за травмы, которую получил в гонке Формулы 2. Его жена пришла под подиум и хотела поцеловать его, но Джеки просто не мог поднять визор шлема. Это пришлось сделать стоящему рядом – и поцелуй в итоге случился, а кадр стал очень популярным. Это одна из моих любимых фотографий».

Смертельная авария Пирса Кариджа в 1970 году – одно из самых неприятных воспоминаний Шлегельмильха о трассе в Зандфорте: «Я помню дым. Мы увидели, как он повалил оттуда, куда обычно фотографы не добирались.

Обычно мы ходили в пределах километра от пит-лейна, чтобы быть рядом во время пит-стопов и церемонии награждения. То, что случилось с Пирсом – ужасно. Когда мы увидели дым, мы понимали, что горит либо топливо, либо резина, потому что клубы были черными. В такие дни я ненавидел свою работу, потому что она забирала людей, которых я знал. Джима Кларка, Йохена Риндта, Айртона Сенну. Эта та часть спорта, которую мне тяжело было принять».

Гран При Нидерландов

Сотрудники Shell заправляют гоночный автомобиль на Гран При Нидерландов 1970 года

Фото: Райнер Шлегельмильх

Для Шлегельмиха Формула 1 по сути не была работой. Он начал снимать автогонки в качестве хобби, а потому качество для него было всегда на первом месте. «Я не был в числе тех, кто сразу после старта спешил проявить первые снимки, чтобы отправить их в издания. Я ненавидел спешку, – рассказывает Райнер.

Я всегда занимался этим ради удовольствия в первую очередь и только потом – ради денег. Конечно, в определенный момент и они пришли, но у меня все еще была студия, которая кормила меня. Так что мне просто не нужно было спешить, чтобы журналы или агентства опубликовали мои фотографии в срок».

Шлегельмильху не по душе образ жизни современных фотографов. «Бизнес сильно изменился, – говорит он. – Сейчас они работают всего пару часов, а потом остаток дня проводят в пресс-центре, перебирая собственные фотографии, скачивая их, пересылая в офис в Лондоне или где-то еще.

Я всегда брал пленки с собой в лабораторию в понедельник после гонки, но не отправлял их никому раньше. Все, кто хотел получить мои фотографии, должны были ждать до среды – причем в этом отношении ничего не изменилось и с переходом на цифру. Я никогда не работал с ежедневными газетами или агентствами. Мне это просто не интересно».

У Шлегельмильха вечера проходили иначе. «Я выбирался поужинать. Я оставался на трассе до семи-восьми вечера просто потому, что любил пообщаться с людьми, а потом отправлялся в отель или ресторан – и просто наслаждался жизнью. Я мог себе это позволить, потому что основной доход мне все равно приносила рекламная фотография, которой я занимался в студии».

Гран При Нидерландов

Фрэнк Уильямс и Анри Пескароло, March 711 Ford

Фото: Райнер Шлегельмильх

Именно это дало Райнеру возможность больше экспериментировать и творить. «Я всегда мог сам решать, что буду снимать, в отличие от других фотографов – потому что я всегда работал только на себя. Они же должны были выполнить всё по списку – и только тогда могли передохнуть. Для меня же на первом месте стояла сама фотография. Я никогда не уходил с трассы до конца сессии, чтобы отправить снимки. Я хотел использовать любую возможность, чтобы создать уникальный кадр».

По завершении активной карьеры длиной в полвека в 2012 году Шлегельмильх выпустил книгу «50 лет Формулы 1 в фотографии», в которой собраны лучшие его работы. «Сейчас я езжу на четыре-пять гонок в году, но просто чтобы насладиться поездкой и гонкой, не для работы. Мне нравятся многие люди в паддоке, я встречаюсь со старыми друзьями. За пятьдесят лет у меня набралось немало. Я все еще чувствую, что это моя семья, и мне нравится быть на трассе. Но я приезжаю только на лучшие гонки: в Монцу, Спа или Монте-Карло.

Но в 72 года заниматься этим каждый день я не хочу. Я устал, да и атмосфера стала несколько иной. Нам теперь нельзя снимать оттуда, откуда мы снимали раньше. Каждый год они добавляют все новые и новые красные зоны. Мне это не нравится.

Мои молодые коллеги от этого тоже не в восторге, но это не сказывается на их работе. Они не занимаются искусством, а сделать четкий снимок с современными кадрами – проще простого. У них огромные объективы, цифровые аппараты, которые щелкают несколько кадров в секунду. Я не хочу все это с собой таскать. Так что я решил просто продать свои работы и заняться чем-нибудь более приятным».

Гран При Нидерландов

Джим Кларк, Lotus 25 Climax, Грэм Хилл, BRM P57, и Брюс Макларен, Cooper T66 Climax, на Гран При Нидерландов в Зандфорте

Фото: Райнер Шлегельмильх

«Мне кажется, правильно, что мы возвращаемся в Голландию, – говорит Шлегельмильх. – Я не могу сказать, что особенно скучал по Зандфорту, но мне кажется, что лучше иметь гонку в Нидерландах, чем в Южной Корее, Турции или Индии. Это меня бесило, потому что гонки в этих странах проводились исключительно по политическим причинам. Они хотели пиара благодаря Формуле 1 и платили сумасшедшие деньги вместо того, чтобы строить больницы».

  • Великолепная пятерка: величайшие гонщики Ф1 по версии Райнера Шлегельмильха
  • Шлегельмильх считает, что без Макса Ферстаппена возвращение Гран При Нидерландов не состоялось бы. «Макс – потенциальный чемпион мира, – уверен фотограф. – В самом начале карьеры он был немного диким, но он учится и прогрессирует, становится умнее. Мне нравится фотографировать этого парня. Он ярчайшая личность.

    За последние пару лет мы уже привыкли к выкрашенным в оранжевый цвет трибунам. Всегда приятно видеть столько фанатов. “Зандфорт” будет забит до отказа. Голландцы очень соскучились по Формуле 1 у себя дома».

    Гран При Нидерландов

    Отражение фотографа Райнера Шлегельмильха в зеркале заднего вида March 711 Ford Ронни Петерсона

    Фото: Райнер Шлегельмильх

    Источник: ru.motorsport.com